Произвол учителей или учеников?

За прошедшую неделю произошло сразу три резонансных случая, связанных с неподобающим поведением учителей из российских регионов. Педагога из Комсомольска-на-Амуре засняли избивающей второклассника в школьном коридоре. За день до этого появилось видео, на котором преподаватель из Томской области ударила ребенка головой о парту. На Сахалине учительница уволилась после того, как довела до слез девочку из-за дырки на кофте. Пользователей соцсетей возмутило то, что преподаватель сомневалась в адекватности родителей девочки и называла ее приемной. Несмотря на то что девочка и ее мать простили учительницу, после публикации видео преподавателю всё равно пришлось написать заявление об уходе. Почему учителя стали чаще оказываться в центре публичных скандалов и к чему приведут повсеместные жалобы на унижения со стороны преподавателей — в материале «Известий»

Дело против учителя

Во всех трех случаях учителя преподавали в школе не один десяток лет. Татьяна Лескова из Комсомольска-на-Амуре проработала учительницей начальных классов почти 25 лет. Ее коллега из Томской области Лариса Филиппова более 40 лет учит детей. Инна Хорошова из Холмска Сахалинской области — педагог с 37-летним стажем. Несмотря на шквал общественного порицания, коллеги учителей вступились за них. Родители и ученики создали петицию в защиту преподавательницы из Хабаровского края. Пострадавшего ребенка, наоборот, характеризуют как трудного и совершенно неуправляемого.

Лескова утверждает, что мальчик, которого она силой вывела в коридор, угрожал здоровью одноклассников. Во время урока он встает с места, кидает стульями в других детей, пинает и бьет одноклассников, может ударить или укусить учительницу.

«Я превысила полномочия, я от этого не отказываюсь. Но тогда уже, видимо, просто эмоционально не было возможности эту ситуацию удержать. В классе сидели еще 20 абсолютно зажатых, испуганных детей, которые боялись ученика», — объяснила педагог в беседе с RT. На видео, по ее словам, снята только заключительная часть конфликта, а то, что ему предшествовало, осталось за кадром.

Скандалы в российских школах не ограничиваются публичным порицанием или увольнением. Проверками школьных инцидентов занимаются правоохранительные органы. Во всех трех случаях против учителей возбуждены уголовные дела.

Видеоролик, в котором вышедший из себя преподаватель повышает голос и переходит на личности, — серьезное основание для того, чтобы преподаватель навсегда покинул учебное заведение. Если конфликтную ситуацию вынесли за пределы школьных стен, администрация зачастую идет по простому пути — увольняет преподавателя в кратчайшие сроки.

Впрочем, далеко не всегда дети оказываются жертвами учительской несдержанности. В начале октября в соцсетях активно обсуждался школьный инцидент, произошедший в Санкт-Петербурге. Местная жительница привела 10-летнего сына на медицинский осмотр после того, как мальчик рассказал, что был избит учительницей. По его словам, женщина схватила его за ухо и дважды ударила головой о дверь. Это произошло из-за того, что ребенок оторвал дверную ручку. Мать ученика тут же обратилась в полицию. В школу нагрянули с проверкой. После опроса других учеников школы выяснилось, что мальчик намеренно оклеветал преподавателя, чтобы ее уволили. А для правдоподобности ударился головой о дверь.

Унизившая школьницу сахалинская учительница уволилась

В то время как родительские форумы заполнены темами о преподавателях, унижающих или измывающихся над детьми, в учительских сообществах наблюдается обратная тенденция. Педагоги жалуются, что могут лишиться работы из-за любой жалобы недовольного родителя, а механизмов защиты от нападок и хамства фактически не существует. Сведение счетов с учителем из-за «занижения оценок» стало совершенно привычным делом, а соцсети используются как площадка для давления на педагогов.

Включить громкость на максимум

Подобные неприятные инциденты были всегда, считает директор учреждения Российской академии образования «Институт психолого-педагогических проблем детства» Татьяна Волосовец, а рост публикаций о скандалах связан прежде всего с тем, что раньше на школьные конфликты просто закрывали глаза.

«На фоне резкого и жесткого социального стресса, невротизации и педагогов, и родителей, и детей профессиональные ошибки учителей не замалчиваются, а «громко» обсуждаются, но, с другой стороны, очень тонка грань отделения непрофессионализма от случайной ошибки и неудачного стечения обстоятельств», — отмечает Волосовец.

В условиях тотальной съемки происходящего на уроках учитель обязан проявлять повышенную сдержанность. Любое грубое высказывание по отношению к детям тут же будет заснято и передано родителям. В то же время разбор конфликта — дело чрезвычайно трудное и кропотливое, требующее эмоциональных и душевных затрат, считает директор Института психолого-педагогических проблем детства РАО. Современные родители предпочитают не тратить время и силы на его урегулирование внутри школы.

«Намного проще — поднять шум и получить возможность на этом фоне побороться за справедливость. Побыть героями и «борцами за права детей всего мира». Нередко за этим стоит элементарный страх самим оказаться неправыми и острая боязнь разочарования в себе. Это страх понимания, что воспитательные ошибки, которые привели к конфликту, твои и это прежде всего ты не слишком компетентный родитель, потому что тебе попросту некогда или не хочется решать проблемы собственных детей», — добавляет специалист.

Оставаться профессионалом

С точки зрения закона нет разницы, что предшествовало подобному конфликту. Виноват в сложившейся ситуации будет именно преподаватель, который дал волю эмоциям, поясняет адвокат Александр Карабанов.

«Юридически не существует понятия провокации со стороны учеников. Этот довод не будет учитываться. Учитель, чтобы не попасть в подобную ситуацию, должен вести себя профессионально. Следовать внутренним инструкциям, своим должностным обязанностям и соблюдать закон, в котором говорится, что дети не должны подвергаться какому-либо психологическому воздействию. Повышение голоса или ненормативная лексика трактуются именно так», — добавляет Карабанов.

Согласно школьным уставам и ведомственным документам, учителя не имеют права вести себя неподобающе: повышать голос, силой отнимать тетрадки и тем более поднимать руку на детей.

«Априори школа должна отвечать требованиям эмоциональной и психологической безопасности. Отдавая ребенка в школу, родитель рассчитывает на то, что он находится в благоприятной среде. Нельзя ставить вопрос о том, что дети могут довести взрослого человека, который выбрал эту профессию», — считает юрист.

По мнению юриста, нелишним было бы установить в классах видеокамеры, чтобы картина происходящего не была однобокой. Когда в соцсетях появляется очередное скандальное видео, снятое в классе, трудно представить, что происходило до того момента, когда кто-то из школьников начал запись.

«Я выступаю за то, чтобы в классах были установлены видеокамеры. Такое решение очень помогло бы в решении споров. Это защищает и права педагогов, потому что данную запись можно передать школьному психологу. Он, в свою очередь, может сделать вывод о том, что у ребенка могут быть нарушения психологического характера. И, например, ему нужно пройти курс психологической работы», ­— подчеркнул адвокат.

При этом нельзя сказать, что существующие требования ставят учителей в бесправное положение. В случае когда ребенок мешает образовательному процессу, вопрос должен подниматься на родительском собрании. Если же беседа с родителями не дает желаемых результатов, школьная администрация может обратиться в правоохранительные органы.

«Рычаг воздействия, безусловно, есть. Школы имеют право писать представление в ОВД, чтобы родителей вызвали в полицию на профилактическую беседу. Если после этого ребенок продолжит систематически нарушать нормы, его могут поставить на учет», — добавил Карабанов.

Недетская травля

В ситуациях школьной травли родители склонны делать учителей ответственными за происходящее. Ведь именно педагог не проконтролировал, не вмешался и не попытался разрешить конфликт между детьми. Более того, учитель обладает ресурсами для того, чтобы самому инициировать травлю. Если одни учителя умеют справляться с трудными детьми, то другие в какой-то момент теряют самообладание и моментально становятся героями видеороликов.

70% учителей становились жертвами травли со стороны учеников, такие данные показали результаты исследования, проведенного НИУ ВШЭ. В онлайн-опросе приняли участие 2,8 тыс. преподавателей из 75 регионов страны. Более половины опрошенных связывают травлю учителей с желанием школьников самоутверждаться среди сверстников. Около 6% учителей рассказали, что ежедневно сталкиваются с травлей со стороны учеников.

По мнению исследователей, буллингу подвергаются учителя с низким достатком. При этом возраст учителя, его педагогический стаж и пол никак не влияли на возможность стать объектом для насмешек. Около 40% опрошенных учителей находили оскорбительные посты о себе в соцсетях, еще 30% получали анонимные письма с угрозами.

Падение авторитета

В одном из первых выступлений министр образования Ольга Васильева рассуждала о падении авторитета профессии учитель. Глава ведомства связывала это с восприятием школьного образования как услуги, а учителей — как обслуживающего персонала.

«Нам нужно просто изменить, и это нужно делать сейчас, сегодня и сразу, отношение общества к служению учителя. У нас должны исчезнуть, уйти услуги. Услуг не может быть в области образования», — заявила Васильева.

Подобные неприятные инциденты не могут не отражаться на авторитете самой профессии учителя. Повсеместные кляузы приводят к появлению у учителей чувства незащищенности и недоверия к родителям, детям, чиновникам, а в отдаленной перспективе — к массовым уходам из профессии.

«Современные учителя всё больше становятся невольными заложниками той педагогической системы, которая декларирует одно, а на деле требует совершенно другого. Самый главный ее компонент — искренняя любовь к детям и желание им помочь, поддержать, развить — стоит не на первом и даже не на втором месте в иерархии ценностей учителя, после отчетов, рейтингов, подготовки к ЕГЭ и олимпиадам», — подчеркивает директор Института психолого-педагогических проблем детства РАО Татьяна Волосовец.

В регионах начинается отток учителей из-за разницы зарплат. Тот же труд в Москве оплачивается в разы выше. Из-за этого классы приходится уплотнять. В итоге на одного учителя приходится по 30 и более детей. В совокупности с отсутствием уважения к учителю и валом бумажной работы это создает условия для профессионального выгорания, последствием которого и становятся срывы на уроке.

Источник.