Учитель — работа опасная?

Вопиющий случай проявления агрессии тинейджерами по отношению к педагогу привлек внимание общественности к Самарской области в конце прошлой недели. В центре скандала оказалась группа учеников старших классов и преподаватель физкультуры 27-й школы Сызрани. По основной версии, педагог пыталась пресечь групповое избиение подростка, встав между парнем и его обидчиками. За это девушка получила удар в лицо, а когда потеряла сознание — на нее набросились толпой и стали пинать ногами. Впрочем, рассматривается и версия о случайном нокауте педагога. В причинах дикого поведения молодых людей в стенах альма-матер разбирались эксперты «Известий».

Кто кого

Всё случилось еще 10 января, но известно о ЧП стало трое суток спустя после новости местного телеканала «КТВ-Луч» со ссылкой на собственный источник. Один из старшеклассников сорвал урок физкультуры, затеяв драку с другим учеником. Причем нарушитель спокойствия был из другого класса и позволил себе ворваться в зал на глазах учительницы. Сцена драки переместилась из зала в коридор, где жертву избивали уже несколько человек. В ситуацию вмешалась преподаватель Оксана Л.

«Учительница встала перед нападавшими и вытянула руки, закрывая собой пострадавшего ученика. В этот момент один из хулиганов — ученик 8-го класса — нанес учительнице удар», — сообщили телеканалу свидетели событий.

От удара девушка упала, в этот момент к агрессору подключились еще несколько школьников и начали пинать педагога ногами. Также пострадал и ученик, которого она защищала. Позже оба были направлены в травматологическое отделение Центральной горбольницы, где у них были зафиксировали закрытые черепно-мозговые травмы и ушибы.

Также издание уточняет, что пострадавший подросток — звезда местной сборной по хоккею на траве. Его соперник также спортсмен — занимается единоборствами.

В региональном минобразования и науки уже дали оценку действиям педагога. «Учитель выполнял свой профессиональный долг», — резюмировали в ведомстве, уточнив, что ситуация находится на контроле. В областном ГУ МВД также обещают разобраться в нападении на преподавателя физкультуры: «В настоящее время с молодыми людьми, их родителями и свидетелями случившегося работают инспекторы по делам несовершеннолетних, которые выясняют все подробности произошедшего».

Шальной удар?

Появилась и версия о том, что удар в лицо педагог получила случайно. Об этом сообщил губернатор региона Дмитрий Азаров в своем Twitter.

«Лично переговорил по телефону с педагогом школы Сызрани. Разнимая драку двух школьников, учитель получила, по ее словам, случайный удар в лицо. В телефонном разговоре педагог сообщила,что чувствует себя нормально, необходимая медпомощь оказывается. Пожелал скорейшего выздоровления», — говорится в твите.

Губернатор заверил, что ситуация у него на контроле «до полного выяснения всех обстоятельств и наказания виновного».

В телефонном разговоре педагог сообщила, что чувствует себя нормально, необходимая медпомощь оказывается.

В пользу этой версии высказались позже и в полиции.

«Ранее в СМИ появлялась информация, что сотрудницу школы избили несколько учеников, однако это неправда. Сейчас проводится проверка, по результатам которой будет принято процессуальное решение», — сообщили в ГУ МВД по Самарской области «Комсомольской правде».

Издание сообщает и еще одну деталь со ссылкой на источник в школе. Якобы роковой удар учительнице нанес тот самый подросток, которого девушка защищала, — желая ударить оппонента, он зацепил педагога. И тем не менее версия о шальном хуке юного спортсмена вызывает сомнения из-за того, что появилась слишком поздно. К тому же у преподавателя, как ранее сообщалось, были и другие травмы помимо головной. Официальные лица в школе отказались комментировать ситуацию изданию. Что косвенно говорит о том, что школа не желает выносить сор из избы.

В голове подростка

Так или иначе, подобный акт агрессии по отношению к преподавателю рядовым не назовешь, поэтому случай и привлек внимание общественности к сызранской школе.

В то же время психология хорошо изучила механизмы, которые заставляют подростков совершать аналогичные противоправные действия. Правда, модель такого поведения больше характерна для воспитанников колоний для несовершеннолетних правонарушителей, нежели для представителей спортивной молодежной элиты.

«Для многих подростков наибольшую значимость имеют взаимоотношения в группе их сверстников, членами которой они являются или хотят стать. Они воспринимают себя через ценности этой группы, ассоциируют себя с ней, не раздумывая, действуют так, как ее большинство и авторитеты. Если в такой группе грубая сила и превосходство — это ценность, а агрессивное поведение — это норма, мы получаем подобные факты», — рассказал «Известиям» о типичных причинах девиантного поведения криминальный психолог Виктор Лютых. У подростков психика еще развивается, причем разница в развитии между сверстниками может быть огромной.

«Многие из них еще действительно не понимают и не думают, что делают, не умеют себя контролировать, обладают очень скудным социальным опытом и набором коммуникативных навыков. Они часто категоричны, видят только «черное» или «белое». Активно впитывают и примеряют нормы успешного, на их взгляд, поведения, которое наблюдают вокруг себя. Поэтому даже вполне уместное замечание или требование учителя может быть воспринято неадекватно и повлечь агрессивное поведение», — объясняет Лютых.

За гранью дозволенного

Часто бывает, что взрослые заигрываются с детьми. Желая стать для них ближе, добиться расположения, они закрывают глаза на какие-то отклонения в детском и особенно подростковом поведении, что становится благодатной почвой для более серьезных нарушений правил поведения.

«Границы общения детей и взрослых, в данном случае подростков, определяются тремя факторами: во-первых, рамками той системы, в данном случае школы, в которой это общение идет. Если в школе игнорируются факты грубости и недопустимого отношения учащихся друг к другу и не существует системы жесткого контроля и активной обратной связи через родителей. Во-вторых, степенью участия родителей в жизни школы и степенью действительной информированности о содержательных процессах в образовательном учреждении. В-третьих, фактором сложившейся системы взаимодействия между учащимися и педагогами. Тот самый пресловутый авторитет педагога, который или есть, или нет и прямо зависит от собственной позиции педагога и его умений держать ситуацию под контролем», — объяснила «Известиям» Татьяна Волосовец, директор учреждения Российской академии образования «Институт психолого-педагогических проблем детства».

По ее мнению, ощущение «границ дозволенного» теряется в двух случаях. В первую очередь, когда подросток не в состоянии контролировать свои эмоции и попросту не воспитан должным образом.

«И именно такая ситуация, по-видимому, сложилась в приводимом случае, наложившись на чистую реакцию группирования», — считает профессор Волосовец.

Второй фактор размытия границ запрета — дозволенность такого отношения к педагогам в рамках конкретной школы, считает эксперт.

Как победить агрессию

«Никакого оправдания подобной жестокости быть не может и не должно. Мы, к сожалению, привыкли к чрезмерному оправдыванию вещей, очевидно неприемлемых и недопустимых. Дело не в статусе педагога и не в ситуации общения «взрослые–дети», речь идет в целом о необходимости создания системы коррекции агрессивного поведения детей и подростков, в которую были бы включены все субъекты образовательного процесса (дети, родители, педагоги, администрация школы). Наш институт в настоящий момент как раз выполняет данное исследование», — пояснила «Известиям» Татьяна Волосовец.

В подтверждение актуальности сказанного экспертом можно вспомнить череду зверских преступлений, совершенных школьниками в прошлом году. В первую очередь речь идет о массовых расстрелах и нападениях учеников на своих сверстников и педагогов. И хотя официальная статистика не отражает общего роста несовершеннолетней насильственной преступности внутри школы, совершенные под копирку злодеяния говорят о системных ошибках в педагогических подходах к работе с подростками.

Между тем историю в сызранской школе необходимо рассматривать не только в контексте агрессии учеников по отношению к учителям, а в контексте системных противоречий двух сторон, считает представитель гуманистического направления в педагогике директор Института неформального образования INO Вадим (Дима) Зицер.

«К моему огромному сожалению, речь идет о противостоянии детей и взрослых. Дети, как и взрослые люди, теряют границы дозволенного — во-первых, когда видят определенное негативное отношение к ним. Во-вторых, когда они не считывают человеческие нормы поведения. Когда окружающие учат детей каким-то странным нормам поведения, а дети воплощают это в жизнь. Когда они испытывают очень сильное давление, если не сказать унижение. Разумеется, ситуация в Сызрани — не что иное, как преступление, тут нечего обсуждать. Но если мы хотим обсуждать не локальный случай, а общую ситуацию, тогда нам придется разговаривать на очень неприятные темы, а именно — как мы докатились до жизни такой?» — высказал «Известиям» свое мнение доктор педагогических наук Зицер.

Источник.